Время читать



Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Николай Михайлович Карамзин

Декабрь в проекте "12 симбирских литературных апостолов" посвящён Николаю Михайловичу Карамзину.

Николай Михайлович Карамзин – писатель, историк, журналист, критик, состоял в ученом совете в Петербургской Академии наук.

Существуют две версии о месте рождения Карамзина – первая, что родился он 12 декабря (по новому стилю) 1766 года в селе Знаменском, или Карамзинке, недалеко от Симбирска в семье отставного капитана, уже немолодого помещика Михаила Егоровича Карамзина. Вторая, что его место рождения – с.Михайловка Оренбургской губернии.

С осени до весны Карамзины жили в Симбирске, в особняке на Старом Венце, а летом – в родовом имении Знаменское (Карамзино) Сенгилеевской округи Симбирской провинции.

 В семье Карамзиных уже было двое детей: Екатерина и Василий. Краеведы не нашли точных дат их рождения. Предположительно, что, когда появился в семье Николай – будущий российский историограф, брату было уже лет 11–16, а сестра вскоре вышла замуж за С.А. Кушникова. Родился Коля 1 декабря (по старому стилю) 1766 года.

Его мать, Екатерина Петровна, урожденная Пазухина, хотя и была намного моложе своего мужа, умерла, оставив троих детей, младшему Николаю было всего три года. Свой тихий нрав и склонность к мечтательности он унаследовал от матери. Раннее сиротство, одиночество в доме отца, несмотря на то, что в семье были ещё дети, укрепили в душе мальчика эти качества. Его не увлекали шумные игры сверстников, он предпочитал одинокие прогулки по окрестностям и размышления, он мог грустить, не зная о чем, фантазировать, воображать себя героем старинных романов, к тому же он рано пристрастился к чтению книг. Читать и писать мальчика научил дьякон местной церкви, с которым Коля, по обычаю того времени, прочел сначала церковную книгу «Часослов», а затем перешел к гражданскому шрифту, который был намного легче церковного письма, к тому же мальчик был не по годам сообразителен и усидчив.

Немного позже приставили к нему ещё и немца – гувернера, доброго и простого человека, который был ещё и домашним врачом семьи Карамзиных. Когда Коле исполнилось 8 лет, отец дал ему ключ от шкафа, где хранилась небольшая библиотека его матери. Читал Николай всё, что находил в этом шкафу. Он познакомился с европейской классикой, книгами по древней и новой истории, жизнеописаниями великих людей. Руссо, Ричардсон, Вольтер, Сервантес, «Дон Кихот» которого, произвел на него сильное впечатление. Очень любил исторические повести и романы, особенно увлекался он Сципионом Африканским и, разумеется, сам себя воображал героем его произведений.

Детство  свое Карамзин провел на берегу реки Волги, и картины природы Поволжья оставили в его душе сильное, неизгладимое впечатление.

Год отец семейства соблюдал траур по умершей супруге, но детям нужна была мать. Они были еще маленькие, особенно Коля, и отец женился на Евдокии Гавриловне Дмитриевой, родной тетке поэта, нашего земляка Ивана Ивановича Дмитриева, который в будущем стал самым близким другом Карамзина. До 11 лет Коля жил в деревне и единственным его учителем и гувернером  был домашний врач Карамзиных. Современник Карамзина, поэт П.А. Вяземский писал, что « тогдашнее воспитание при всех своих недостатках, имело и хорошую сторону: ребенок долее оставался на русских руках, был окружен русскою атмосферою, в которой ранее знакомился с языком и обычаями русскими. Европейское воспитание, которое уже в возмужалом возрасте довершало воспитание домашнее, исправляло предрассудки, просвещало ум, но не искореняло первоначальных впечатлений. Которые были преимущественно отечественные». Вероятно, именно таким и было воспитание юного Карамзина. Кроме того, Николай от природы был наделен силой воображения, которая неотразимо влечет человека на поприще писателя, художника, артиста.

Усиленное, хотя и беспорядочное чтение, тоже способствовало развитию художественного воображения. Карамзин читал запоем, затаив дыхание, забывая решительно обо всем. Забравшись куда-нибудь в глушь сада, на берег Волги, он просиживал за книгами целыми днями, забывая о завтраке и обеде, и только сильный дождь или гроза заставляли его опомниться и прийти в себя.

В поместье Карамзиных то и дело наезжали гости, соседи. Маленький Коля любил встречать их и, завидев у крыльца повозки и брички, «с великим удовольствием» бежал в кабинет к отцу, крича по дороге: «Батюшка, едут гости!» - на что отец неизменно отвечал: «Добро пожаловать!» «Провинциалы наши, - вспоминает Карамзин, - не могли наговориться друг с другом; не знали, что за зверь политика и литература, а все равно рассуждали, спорили и шумели. Говорили о своих поместьях, громких тяжбах в губернии, рассказывали байки и анекдоты, все это послужило богатым материалом для писателя в будущем. Когда в доме бывали гости, мальчик постоянно вертелся между ними. Его любили и ласкали. По его собственным словам, «он вкрадывался в любовь каким-то приветливым видом, какими-то умильными взорами, каким-то мягким звуком голоса, который приятно отзывался в сердце…». Приветливый, несколько грустный мальчик любил карабкаться на колени отставных воинов, слушать их громкие речи, набивать им трубки, подавать угольки или трут. Но особенно ему нравились бесчисленные и бесчисленно много раз повторявшиеся рассказы о победах Миниха, о подвигах русского войска и другие им подобные воспоминания ветеранов. До мирного кружка, собиравшегося в барском доме поместья Симбирской губернии, редко долетали слухи о петербургских событиях, а если и долетали, то были не особо и интересны.

Вот что видел и слышал вокруг себя маленький Карамзин. Именно среди друзей отца маленький Коля научился гордиться и любить историю своей страны, свой народ, свою Родину и пронес эту любовь через все творчество.

После получения домашнего образования Колю отдали в частный пансион г-на Фовеля, где он проучился несколько лет, а когда ему исполнилось 13, отец решил, что свое образование мальчик должен продолжить в Москве и весной 1780 года он отправил сына в Москву.

В Москве Карамзин учился в частном пансионе доктора философии, профессора Тюбенского и уроженца немецкого города Пресбурга – г-на Шадена. Посещал лекции в университете, владел многими новыми и древними языками. Карамзин интересовался литературой, увлекался Шекспиром. В 1789 году опубликовал свою первую повесть "Евгений и Юлия", отдельными изданиями вышли переводы поэмы А. Галлера "О происхождении зла" (1786), "Юлий Цезарь" У. Шекспира (1787). С мая 1789 года по июль 1790 года Карамзин путешествовал по Европе. Эта поездка за границу оказала решающее влияние на творчество будущего писателя. Итогом этого стали "Письма русского путешественника" — не биографический документ, а сложный литературный текст, подчиненный не только художественным законам, но и стремлению многое открыть в реальном путешествии. Вернувшись из-за границы, Карамзин активно занялся литературой. Публикуя из номера в номер "Письма русского путешественника", Карамзин убеждал читателей в том, что путь цивилизации един для всего человечества, что Россия идет той же дорогой просвещения, по которой движутся другие народы Европы. В это же время выходят в свет художественные произведения Карамзина, принесшие ему славу: повести "Бедная Лиза" (1792), "Наталья, боярская дочь" (1792), "Фрол Силин, благодетельный человек" (1791), "Лиодор" (1792). Они открыли новую страницу в истории русской литературы.

Важным итогом творчества Карамзина 1790-х годов была реформа языка, в основе которой лежало стремление сблизить письменный язык с живой разговорной речью образованного общества. Но требуя "писать как говорят", Карамзин отмечал, что русский разговорный, в том числе "общественно-бытовой", язык еще надлежит создать.

В 1801-1803 годах он занимается активной издательской деятельностью. На страницах журнала "Вестник Европы" были опубликованы повести "Марфа Посадница" (1803), "Рыцарь нашего времени" (1802), "Моя исповедь" (1802), "Чувствительный и холодный. Два характера" (1803) и большое число заметок, переводов, статей. Они были подчинены одной цели — стремлению внушить читателю идею ценности культуры, просвещения, воздействовать на его ум и сердце.

В 1803 году Карамзин обратился с просьбой об официальном назначении его историографом. Интерес к истории у него уже давно созревал, и сейчас он почувствовал необходимость исторически осмыслить свои взгляды на современность.

Первый том "Истории государства Российского" был закончен в 1805 году, второй — в 1806, третий — в 1808 году. Карамзин почувствовал себя историком-профессионалом, вооруженным навыками исторической критики и знанием источников. К 1811 году вышли 5 томов "Истории..."

Отечественная война 1812 года прервала работу писателя. При приближении французской армии к Москве Карамзин отдал "лучший и полный" экземпляр жене, которую отправил в Ярославль, а сам готовился сражаться в ополчении. Но работу над "Историей..." Карамзин не прекращал, и в начале 1816 года он отправился в Петербург хлопотать об издании первых восьми томов своей "Истории..." Хлопоты увенчались успехом, и 8 томов "Истории государства Российского" вышли в свет 28 января 1818 года 3 000 экземпляров разошлись в один месяц, сразу же потребовалось второе издание. Карамзин продолжал свой исторический труд. Девятый том вышел в 1821 году, в 1824 — десятый и одиннадцатый, последний, двенадцатый, том вышел посмертно.

Значение Карамзина для русской культуры исключительно. В своих произведениях он соединил простоту с лиризмом, создал жанр психологической повести, проложил дорогу Жуковскому, Батюшкову и Пушкину в поэзии.

Как журналист он показал образцы всех видов политических изданий, сделавшихся в будущем традиционными для России.

Как реформатор языка он определил основную линию развития, потребовав писать как говорят и говорить как пишут.

Как просветитель он сыграл огромную роль в создании читателя, ввел книгу в домашнее образование детей. Именно Николай Михайлович, ратуя за то, «чтобы люди младые читать с увлечением могли», стал одним из редакторов первого русского журнала для подростков – «Детское чтение для сердца и разума». В этом издании печатались лучшие произведения писателей-классиков, рассказы о природе, рассказы по истории, рассказы о детях, занятные задачки об окружающем мире…

Как историк, Карамзин создал труд, который принадлежал своей эпохе и привлекает внимание историков и читателей и по сей день.

Как литератор он дал русской культуре эталон благородной независимости, создал образ писателя, ставящего собственное достоинство и неподкупность своих убеждений выше любых суетных соображений минуты. Поистине, имя Н.М.Карамзина стоит первым в блестящей плеяде великих историков и литераторов своей эпохи.

07.12.2015, 1038 просмотров.