Время читать



Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Дмитрий Дмитриевич Минаев

Дмитрий Дмитриевич Минаев - наш земляк, поэт-сатирик, мастер пародии, писатель, драматург, хорошо известен ульяновцам. Родился Д.Д. Минаев в Симбирске 2 ноября (21 октября) 1835 года в небогатой дворянской семье.

Материально Минаевы жили скромно. Но без преувели­чения можно сказать, что это была одна из самых высоко­образованных семей Симбирска. У них была прекрасная библиотека, составленная из лучших произведений русских и европейских авторов. Дмитрий Иванович тонко знал не только литературу, но и живопись.

В 1847 г. Минаевы переехали в Петербург. Здесь мальчика отдали в Дворянский полк. Поряд­ки в полку были строгие, и за проступки наказывали розга­ми даже генеральских сынков, а за особо серьёзные - отправ­ляли солдатами в строевые части. Дмитрий учился одно время вместе с будущим поэтом-сатириком Василием Курочкиным. Оба они активно участвовали в рукописном журнале. Окончив в 1952 году обучение, Минаев служит до 1885 г. в Симбирской губернской казённой палате, затем переехав в Петербург, уже в 1857 г. выходит в отставку, чтобы целиком отдаться литературе.

Дмитрий Дмитриевич сразу и навсегда влился в первые ряды наиболее активных борцов за торжество демократии. Творческая деятельность его была очень плодотворна, и уже в 1859 году в Петербурге вышла книжечка (в 40 стра­ниц) - «Перепевы. Стихотворения Обличительного поэта», содержавшая преимущественно пародии на современных поэ­тов-жрецов «чистого искусства». Особенно досталось в ней А.А. Фету - тонкому, проникновенному лирику, но откры­то выступавшему как завзятый крепостник.

Гражданским подвигом Дмитрия Дмитриевича стало написание биографического очерка «В.Г. Белинский», вышедшего в 1960 году в Петербурге отдельной брошюрой под псевдонимом «Д. Свияжский».

В 1860-61 годах Дмитрий Дмитриевич становится постоянным сотрудником трёх самых радикальных журналов -
некрасовского «Современника», «Русского слова», возглавляемого Г. Е. Благосветловым, и «Искры» - детища братьев
Курочкиных и художника-карикатуриста Н. А. Степанова.
В «Современнике» он по преимуществу печатал переводы наиболее популярных европейских поэтов и относился к числу
авторов, которыми, но словам современника, «журнал дорожит». В «Русском слове» из номера в номер Минаев помещал сатирическое обозрение «Дневник тёмного человека», в котором, используя маску наивного и доверчивого
обывателя, воссоздавал картины русской действительности,
яростно и виртуозно высмеивал М. Н. Каткова, других литераторов-консерваторов и хлёстко бичевал клеветнические
«антинигилистические романы». Кроме того, Дмитрий Дмитриевич печатал в журнале свои стихи, критические статьи
и переводы.

Однако настоящую славу талантливого поэта-сатирика изумительной «плодовитости», обладающего неистощимым богатством изящных рифм и виртуозно владеющего искус­ством высмеивать «всё недостойное, подлое, злое», принесло Минаеву сотрудничество в еженедельнике «Искра». Попу­лярность этого журнала была необычайно велика.

С января 1862 года Дмитрий Дмитриевич взялся за ре­дактирование журнала «Гудок» и сразу же превратил его в боевой сатирический орган.

В январе 1862 года «Гудок» опубликовал первый «сеанс» сатирической поэмы своего редактора, а в феврале - вто­рой «сеанс». И хотя фамилии персонажей были видоизмене­ны, и автор скрылся за псевдонимом «Ж. Свияжский», «ге­рои» с ужасом и гневом себя узнали, как, впрочем, догада­лись и о настоящей фамилии автора.

В августе 1864 года в Симбирске произошёл гранди­озный пожар, в пламени которого сгорела и лучшая часть центра города. Дмитрий Дмитриевич, глубоко сочувствовавший бедствию,  постигшему родной город, пожертвовал Карамзинской библиотеке полтора десятка книг из семейной библиоте­ки таких авторов, как Э. Сю, В. Скотт, Ч. Диккенс, У. Теккерей и Ф. Купер и др., а также вышедшие в столице «Думы и песни Минаева и юмористические стихотворения Обличительного поэта (Тёмного человека)».

Впечатляющими были и плоды переводческой деятель­ности Д. Минаева. Начиная с 1857 года, ежегодно в столичной печати появлялись многочисленные переводы сти­хотворных творений Г. Гейне, в том числе таких крупных, как поэма «Германия. Зимняя сказка». В журналах печата­лись и его переводы из И. Гете: «Баядерка. Индейская ле­генда», сцены из «Фауста», «Испанский мотив», «В театре». Переводил он с немецкого и стихи превосходного австрий­ского поэта-демократа Н. Ленау.

Из английских авторов Дмитрий Дмитриевич перевёл (в дополнение к «Беппо» и «Манфреду») такие крупные произ­ведения Д. Байрона, как поэмы «Дон-Жуан», «Чайльд-Гарольд» и «Тьма». Заметной работой стал его перевод лири­ческой драмы «Освобождённый Прометей» П. Шелли - од­ного из крупнейших поэтов, близкого друга Байрона, тако­го же горячего борца против тирании. В числе других Ми­наев переводил сатирические стихи Д. Чосера - отца ан­глийской поэзии и миниатюры Д. Крабба, которого Байрон называл самым истинным и правдивым «живописцем приро­ды».

Если переводы с английского осуществлялась всегда с под­строчников, подготовленных по заказу, а немецким Дмитрий Дмитриевич владел постольку-поскольку, то французский язык он знал превосходно. Вот почему список французских авторов, которых он переводил, самый обширный: О. Барбье, Ш. Бодлер, А. Виньи, В. Гюго, П. Дюпон, Л. Колэ, А. Мюссе и Ж- Б. Мольер.

Но, пожалуй, самым большим достижением Дмитрия Дмитриевича, как переводчика, стало завершение десяти­летнего труда над переводом «Божественной комедии» А. Данте, который он осуществил по заказу крупнейшего пе­тербургского книгоиздателя М.О. Вольфа.

Да, имя Дмитрия Минаева, поэта, критика и переводчи­ка, автора двух десятков книг, было широко известно чи­тающей России. Но его юмористические и сатирические ми­ниатюры и эпиграммы также читали и пели артисты с теат­ральных сцен многих городов. Пьесы Минаева пользова­лись меньшим распространением, но и они ставились. Его остро сатирическая стихотворная комедия «Кассир» (на­писанная в соавторстве с литератором С.Н. Худековым) шла на сцене знаменитого Александринского театра в Пе­тербурге.

В 1883 году произошла важная перемена в личной жизни поэта: наконец-то он смог оформить развод с женой, которая давно уже стала не только ветреной, но и злоб­ной женщиной, издевавшейся над ним и порочащей его творчество. С нею остались сын Митя и дочь Катя. В это трудное время резко ухудшилось состояние здо­ровья Дмитрия Дмитриевича, и врачи указывали на необ­ходимость лечения в Крыму или на юге Украины. К счастью, у него появилась добрая и верная помощница Екатерина Ни­колаевна Худыковская - вдова врача, очень образованная женщина. Минаев почувствовал настоящую под­держку близкого человека.

Дмитрий Дмитриевич навсегда порвал с литературной богемой и вообще стал подумывать о прощании с Петер­бургом. Он всё чаще отдыхал и лечился на Украине. Осо­бенно полюбилась ему Винница с её мягким и ровным кли­матом, приветливым народом и сравнительно невысокой стоимостью жилья и продуктов питания.

Что побудило Дмитрия Дмитриевича, после 30-летнего проживания в Петербурге, вернуться в родной город, где не осталось ни близких родственников (сестра Хия вместе с матерью жила в одном из селений Симбирской губернии), ни друзей юности, зато благоденствовали многочисленные по­томки влиятельных лиц, беспощадно осмеянных им в «Гу­бернской фотографии»? Сам поэт объяснял друзьям, что в Симбирск он поехал «отдыхать и лечиться воздухом родины». И, наверное, где-то в потаённом уголке души теплилось желание, пройдя свой путь до конца, поко­иться на кладбище у Волги, рядом с могилой отца...

На склоне лет Дмитрий Дмитриевич значительно чаще, чем раньше, пробует свои силы в прозе. Рассказы и пове­сти, главным образом из деревенской жизни, с нескрываемым презрением к паразитическому существованию дво­рянства, он публиковал в «Книжках «Недели» - ежемесяч­ном литературном приложении газеты «Неделя» - или от­дельными изданиями. В 1887 году вышла как приложение к газете «Родина» книга, составленная из повести «Лиш­ние чувства» и рассказа «Поневоле». Через год появилась в столице же небольшая книжечка «Шутники. Рассказ Дм. Минаева».

В апреле 1889 года почечные приступы у Дмитрия Дмит­риевича участились и приняли еще более болезненный ха­рактер. Но и угасая, он старался поддерживать бодрость духа, а когда становилось лучше, возобновлял работу. Его «лебединой песней» стали переводы эпиграмм римского по­эта-сатирика Марка Валерия Марциала, которого высоко ценили Михаил Ломоносов, Александр Пушкин. Мечтал Минаев написать воспоминания о былом, встречах и зна­комстве с замечательными людьми.

Через несколько недель болезнь стала как бы ослабе­вать, и Минаев снова взялся за свои тетради. Когда всё мало-помалу вошло было в свою колею, и больной по со­вету врачей уже собрался ехать на юг, новый приступ, слу­чившийся в ночь с 9 на 10 июля, положил всему конец. Дмитрия Дмитриевича не стало...

Современники, воздавая должное Минаеву-поэту, называли его «королём рифмы», это же подчеркивал и Горький, писавший: «Дм. Минаев все равно останется непревзойдённым…». М.Е. Салтыков-Щедрин считал, что Минаев – «…писатель остроумный, даровитый и притом обладающий прямыми и честными убеждениями».

21 июня 1899 года, на собранные по всенародной подписке средства в Симбирске был открыт памятник поэтам — отцу и сыну Минаевым. В этом же году улица Солдатская была переименована в Минаевскую (ныне ул. Минаева в Ульяновске). В 1954 году, в связи со строительством Куйбышевского водохранилища и затоплением кладбища, прах Минаевых и памятник были перенесены на новое кладбище. Дом Д. Д. Минаева сохранился как дом-музей и находится в Ульяновске по адресу ул. Минаева, д.14.

09.11.2015, 1846 просмотров.